Рецензия на фильм «Тор»

Marvel (которая нынче едина с Disney) взяла в свои незримые лапища производство кинополотен по мотивам своих графических, гхэм, новел. Подходить к постановке она решили не абы как — спустя рукава и по давно установленными всякими Х-людьми правилами, а с чёткой методикой. А потому взялась внимательно отслеживать тонкую смену отношения аудитории к различным супергероическим эпопеям, а следом и прицениваться — что её фильмам нужно, а чего следует старательно избегать.

Один фильм студии вышел комом — скучнейший “Халк”, который до момента эпичной посадки голой задницей в лужу блистал парой всем известных хороших актёров в рубрике “В ролях” и вообще лучился некоторым потенциалом. Но не сложилось, не склалось. Marvel на моменте этом, как теперь понятно, выучилась, и новых “Халков” старается не допускать.

Зато где-то по соседству у Marvel был другой фильм, небезызвестный “Железный человек” — и был он вполне даже приличным да успешным. Нынешний ”Тор“ во всём старается походить именно на этого старшего представителя семейства кино с вульгарными корнями, и вообще следует его схеме на “отлично”.

“Тор”, как и кино про его высокотехнологичного товарища по спасению всея отдельного мира, старается делать ставку не на драму про тягостную участь супергероя с традиционными пассажами “Большая сила порождает большую ответственность!” и “Я устал, я хочу уйти!”, и не на нудный пафос, размазанный ровным толстым слоем вдоль всей киноплёнки. Эти пустые материи уже давно отзываются глухой головной болью в умах зрителя, а заодно и порождают единственное желание “Блядь, сделайте уже, наконец, в кинотеатрах кнопку на каждом месте как в телепрограммах: голосовать за пропуск дурацкой сцены!”.

Marvel же нынче делает ставку на юмор и романтическую линию. Про действие тоже старается не забывать, но, сами понимаете, каждые пять минут взрывать всё-любое, что под руку попадётся, никак не получается. Много народу разом в кадре практически не мелькает, а действие происходит либо в небольшом провинциальном городке, либо на фоне зелёного экрана. А все экшн-сцены, хоть местами и визуально богатые да интересные, можно спокойно пересчитать по пальцам одной руки. Зато вся публика, от мала до велика, мужская и женская — все довольны.

Соответственно подобраны и  актёры. Кривляются от души, отыгрывают роли как надо. Крис Хемсворт хоть и не Роберт Дауни младший, но роль грубоватого товарища, норовящего попасть в неприятности в мире, полном электрошокеров и прочих незнакомых предметов, отыгрывает убедительно. Где-то тут же небезызвестная Натали Портман, вовсю старающаяся быть забавной. Традиционные шаблонные ситуации и персонажи снова идут лесом — над ними смеются, постоянно срывают накал однобокости очередной шуткой.

Есть и ещё один приятный ход. По слухам, главный герой в постыдном комиксоидальном прошлом оказался школьником-студентом (да ещё и инвалидом), который внезапно выяснил, что он — Бэтмен Тор из далёких-далёких мест. Вероятно, чтобы аудитории школьников, листающих соответствующие брошюрки, было с кем себя ассоциировать. Но простым обывателям, вроде нас, ассоциировать себя со школьниками и обиженными судьбой людьми после бесконечности фильмов разного толка, надоело до скрежета зубов, так что столь разумный подход можно только поприветствовать.

И вообще, многие моменты постановки “Тора” и самых общих его сцужетных решений подчиняются простой человеческой логике. Её нетрудно уследить в каждой сцене — тут режиссёр хотел показать это, а тут — что его персонаж, допустим, не просто картонный злодей. “Тор” выстроен чётко, стройно с хорошим пониманием вкусов самой широкой публики.

Понятно, конечно, и другое: группа лиц, ответственных за “Тора” — простые по сути своей люди, которые не смогут нас поразить чем-то таким неожиданным, да так, чтобы мы прямо воскликнули — “ай да мастера, где они такое могли почерпнуть?!”. Что, конечно, совсем не делает “Тор” плохим фильмом и ничуть не добавляет ему недостатков.

Честер Э. Бам снова в ударе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: